О личности святителя Макария. Протоиерей Георгий Крейдун

Публикации преподавателей

В начале XX века святителя Макария называли по-разному: и «апостолом Алтая», и «патриархом алтайских миссионеров». Профессор Н. И. Ильминский в одном из своих писем назвал святителя «прекрасным солнцем», и Владыка действительно был солнцем просвещения для жителей Алтая.

После окончания вторым стипендиатом Тобольской духовной семинарии в 1854 г. Михаил Андреевич Парвицкий в возрасте 19 лет приезжает к родным на Алтай и по их благословению 22 февраля 1855 г. поступает на службу в Алтайскую Духовную миссию. Первая его должность была катехизатор в Чулышмане и учитель детей-инородцев в миссионерских школах Немала и Улалы. Спустя два года он был облечен в рясофор. Еще через четыре года — 11 марта 1861 г. — пострижен в монашество с именем Макария. 17 марта того же года рукоположен в иеродиакона, а 19 марта — во иеромонаха к походной церкви Алтайской миссии.

По преданию, вскоре после пострига молодому иеромонаху во сне явился прп. Макарий (Глухарев), который ободрил будущего святителя на предстоящие труды, сказав при этом: «Ты после меня здесь обучайся». С этого времени молодой миссионер, иеромонах Макарий, еще прилежнее занимается изучением алтайского языка и переводами литургии святого Иоанна Златоуста, Священной истории Нового Завета, воскресного Евангелия и впервые начинает ездить на самостоятельные проповеди.

В 1864 г. иеромонах Макарий был награжден наперсным крестом и 14 ноября того же года утвержден наместником Чулышманского монастыря, в проектировании которого он участвовал семь лет назад, будучи еще рясофорным послушником.

В это же время, а затем в 1867 — 1868 гг. он ездил в Петербург, где решал вопросы издания составленного им первого «Алтайского букваря» и богослужебных книг на алтайском языке. В Казани при его личном активном участии был издан первый алтайско-русский словарь. С июня 1868 г. по декабрь 1869 г. в сотрудничестве с профессором Н. И. Ильминским отец Макарий занимался подготовкой к печати составленной алтайскими миссионерами первой грамматики алтайского языка и был избран членом Совета переводческого братства св. Гурия (Казань).

За обучение церковному пению воспитанников Казанской учительской семинарии и за труды по переводам на алтайский язык Преосвященным Антонием (Амфитеатровым), архиепископом Казанским и Свияжским, иеромонах Макарий (Парвицкий) был представлен к игуменству. Святейший Синод наградил его орденом св. Анны двух степеней. 29 июля 1871 г. о. Макарий стал игуменом. В 1875 г. он был утвержден заведующим Центральным -миссионерским училищем с. Улалы и помощником начальника Алтайской Духовной миссии.

С этого назначения у игумена Макария начинается новая пора жизни, наполненная великими трудами и заботами по организации школьного образования по всему Алтаю, ежегодными объездами всех миссионерских станов, где его педагогический учительский опыт был востребован как никогда.

29 июня 1883 г. игумен Макарий возведен в сан архимандрита, а 29 декабря того же года назначен начальником Алтайской Духовной миссии. 12 февраля 1884 г. архимандрит Макарий (Невский) хиротонисан во епископа Бийского, викария Томской епархии.

Забот становится еще больше: это постройка Бийского катехизаторского училища, постоянные поездки по станам Миссии, забота о миссионерских школах и многое другое. Вот как оценивает труды Преосвященного Макария один из сибирских миссионеров: «Как горячо желал бы я, Преосвященный Владыко, послужить под Вашим Архипастырством! Да и не один я, многие из духовенства Степного Генерал-губернаторства желали бы того, так как большинство здешняго духовенства есть воспитанники Тобольской семинарии и многие имеют счастие знать Ваше Преосвященство по означенной семинарии, и все слышали и слышат о Ваших действиях на Алтае и о Вашем любвеобильном сердце». Многие миссионеры просто скучали по своему архипастырю и желали почаще видеть его в своих приходах. Вот свидетельство священника из Улалы: «Скоро ли Господь Вас приведет к нам:

Давно Вы, Преосвященный Владыко, не бывали у нас. При воспоминании о том, что Вы не посещаете нас, невольно чувствуется какая-то скука и тяжесть».

Святитель Макарий был действительно отцом для своей многочисленной паствы. В одном из писем, уже будучи на Томской кафедре, он дает различные советы относительно благоустройства священнослужителей в Чулышманском монастыре, причем, зная всех поименно, он давал советы относительно каждого священнослужителя и монаха.

Документально известно, как много он жертвовал на устройство Миссии из своих личных средств: на храмы, школы, приюты, на Бийское катехизаторское училище, монастыри, священослужителям, учителям и многим другим миссионерским служащим, назначая точные суммы и давая точные распоряжения и советы относительно каждого. В бытность свою архиепископом Томским и Барнаульским, а затем митрополитом Московским, Владыка всегда старался, чтобы средства, перечисляемые от него лично и через него от других, направлялись на благоустройство прежде всего бедных церквей и приходов Миссии.

Особенно заботился Преосвященный о миссионерских школах: множество раз лично посещал их, обеспечивал доставку учебников и канцелярских принадлежностей, уделял внимание быту учителей. Он принимал непосредственное участие в проектах постройки многих миссионерских школ, молитвенных домов и церквей. В частности, во время постройки школы на Матуре свт. Макарий сам прислал туда план и давал самоличные советы относительно наиболее удобной планировки школы.

Святитель Макарий во многих письмах наставлял молодых миссионеров и давал им советы по организации миссионерских поездок («маршрутов»), об обращении с народами Горного Алтая и т.п. К алтайцам он относился поистине с отеческой любовью: заботился о хозяйственном благоустройстве, лично отводил земли для оседлого ведения сельского хозяйства. Нередко из личных средств выделял суммы на покупку припасов. Уже будучи Московским митрополитом, Владыка Макарий ходатайствовал перед правительством об их освобождении от призыва на войну, а также за перебежчиков-дезертиров, вернувшихся домой с китайской границы.

Многие письма мирян и священников свидетельствуют о проявлениях личной заботы Преосвященного о вверенной ему пастве. То он посылает немалую сумму нуждающейся семье, то берет на себя заботу о детях священника-алтайца Владимира Тозыкова, у которого умерла жена, то спешит направить подарки к памятным семейным датам тому же Тозыкову.

Будучи на посту начальника Миссии, святитель Макарий, конечно же, никогда не забывал о помощи простому ближнему, которому он помогал не по должности своей, а по любви. Причем, помогал всем — и мирянам, и священникам. Вот лишь несколько писем-документов, свидетельствующих о его архипастырской попечительности.

Первое письмо от 2 сентября 1887 г. написал «недостойный раб Амфилохий Каншин»: «По Всемилостивейшему изволению Вашего Преосвященства, за неоставление меня пожертвованием по случаю нашего пожара 50 руб. серебра вся грешная семья моя, с радостными слезами благодарна помолилась Господу, благодеевшему нам, — внушившему обрадовать нас чрез Особу нашу из Святителей Своих. Ваше Преосвященство! За малограмотность мою, я не в состоянии выразить Вам за такое к нам благодеяние Ваше, Святитель и Всемилостивейший наш Архипастырь, хотя и горячо чувствую на душе моей любовь и благодарность, а потому, до гроба моего считаю себя обязанным молиться Богу следующими словами: «Спаси Господи и помилуй, Преосвященнаго нашего Епископа Макария, и святыми Его молитвами, прости моя согрешения».

Следующее письмо от 23 марта 1888 г. было написано священником Миссии о. Владимиром Тозыковым, после того как у него умерла жена и остались дочь-младенец и еще несколько детей-сирот. «Сегодня вечером имел счастие получить утешительное письмо от Вашего Преосвященства от 27 февраля сего года, которое утешило меня в сем трудном моем положении. Утешительныя и назидательныя слова Ваши поистине много меня утешили. Забота Ваша о моих сиротах дает мне основание надеяться на благоприятную их будущность под Вашим Высоким покровительством».

Следующее письмо показывает, что забота о сиротах со стороны Владыки Макария была постоянная: «Письмо Вашего Преосвященства от 29 августа с.г. (т.е. спустя пять месяцев после первого письма) и посылки 1 гол. сахару, 1 ф. чаю, 1 книгу с картинками для Саши и картинки «Святыни Киева» для Алеши я имел счастие с радостию получить 10 сентября сего года».

В 1895 г. Владыка Макарий, тогда архиепископ Томский и Барнаульский, был избран почетным членом Казанской духовной академии. В начале 1899 г. К. П. Победоносцев преподнес в дар Царю и Царице книгу его избранных проповедей.

Став в 1912 г. митрополитом Московским, Владыка не оставляет забот об Алтайской Духовной миссии. Он возглавляет Российское миссионерское общество, наставляет своих духовных чад-миссионеров. Награждая его в 1914 г. крестом для предношения при священослужении, император Николай II особо отмечает, что миссионерское дело во всех его проявлениях является главным в святительском служении Владыки.

Летом 1914 г. митрополит Макарий направился на Алтай, отклонив все предложения о праздновании своего юбилея в Москве. 22 июня 1914 г. он сошел на набережную Бийска под «красный звон» колоколов всех семнадцати церквей города. По старой привычке Владыка сразу же направился в Троицкий собор, где его чествовал весь Бийск, а на следующий день выехал в Горный Алтай.

Посетив могилы родителей в селе Красный Яр, он направился в Чулышманский монастырь, где в последний раз встретился со своим родным братом архимандритом Иннокентием (в Бийском Тихвинском женском монастыре он уже попрощался со своей сестрой, схимонахиней Анной). На обратном пути сплавились на плоту по Бии до Лебединского стана, а оттуда, через Улалу, проехали в Чемал. Там митрополита Макария и застало известие о начале войны: 7 августа 1914 г. Владыка Макарий простился с Алтаем.

Последние годы его жизни и святительского служения были полны скорбей и несправедливых преследований. Монархические убеждения Владыки в 1917 г. стали причиной его незаконного неканонического смещения с кафедры митрополита Московского и клеветнических обвинений в распутинщине (с Г. Е. Распутиным он виделся один раз). Владыка со смирением переносил гонения власти и связанное с этим пренебрежение собратьев.

Зимой 1918 г. на одном из первых заседаний второй сессии Поместного собора за митрополита Макария вступились сибирские, а не московские, иерархи, которые внесли запрос о скорой ликвидации «дела» Владыки Макария. Собор и Святейший Патриарх Тихон оправдали опального митрополита, но постановление об этом не было объявлено всецерковно.

В августе 1920 г. Святейший Патриарх Тихон пишет Владыке Макарию: «Высокопоставленный Владыко! …Предлагаю Священному Синоду, во внимание к Вашим 50-летним трудам на Алтае, сохранить за Вами пожизненно титул митрополита Алтайского. Поправляйтесь здоровьем, дабы возможно было Вам и поезжатъ на Алтай.

Прошу Ваших святых молитв и с братской любовью остаюсь Ваш покорнейший послушник.

Патриарх Тихон».

Вскоре после этого письма Высокопреосвященнейший Макарий тяжко заболел и уже не смог выехать на новую кафедру. Но до самой кончины он управлял алтайской паствой и делами Миссии.

Русская Церковь в это время переживала тяжелые времена расколов, гонений и притеснений. Особо страшен для Церкви был обновленческий раскол. Являлись к митрополиту Макарию и «живоцерковники», но никакой подписи от него, разумеется, не получили.

Святейший Патриарх направил в Угрешу только что освобожденного из Бутырской тюрьмы архиепископа Бийского Иннокентия (Соколова). Велика была радость встречи соратников.

Святитель Макарий отошел ко Господу 16 февраля 1926 г., исполнив заповедь Спасителя, что «претерпевший до конца — спасется». Еще в 1907 г. в одном из своих писем он писал: «Немало послуживши делу христианского просвещения за телецких инородцев, я желал бы провести там и последние дни моей жизни, если это Богу угодно». И хотя его святые мощи ныне почивают далеко от мест его миссионерского служения, мы знаем, что его святительские молитвы всегда с нами.

Завидов Д.С., Крейдун Ю.А. О личности святителя Макария // Алтайская миссия. Наследие. – №10-12. – С. 8–13

Источник: http://kreydun.web-box.ru/

Comments are closed